Продуктовые карточки и рост цен на 20-30%: возможны ли в России колбасные бунты? — inethelp.ru

Цены на еду у нас растут в 7 раз быстрее, чем в Европе. При этом реальные доходы россиян упали на 3,5%, а в ЕС они выросли на 1,5%. Все это, полагают эксперты агентства «Блумберг», может спровоцировать недовольство населения и протесты. Минпромторг, Минэкономразвития, а также пресс-секретарь президента Дмитрий Песков уже заявили, что с прогнозом не согласны и опираются на совершенно «другие данные». «Собеседник» выяснил у специалистов, из-за чего растут цены и к чему это может в итоге привести.

1. Почему растут цены?

Георгий Остапкович, директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики:

Фото: стоп-кадр НТВ

– Цены на продовольствие растут во всем мире. Но в России это происходит более интенсивно, чем в Евросоюзе. У нас продовольственная инфляция, по последним данным Росстата, составила 8,2% к январю прошлого года.

Больше всего растут в цене овощи и фрукты, у которых в это время не сезон. Но в этом году темпы роста, конечно, серьезно выше. Пошли в рост курица и яйца – здесь резко повысились издержки на комбикорма из-за роста стоимости зерна.

Но нынешний январь мы сравниваем с прошлым январем, который был еще допандемический. А сейчас мы наблюдаем жуткие трансграничные ограничения: нарушение снабженческо-сбытовых цепочек, поставки идут очень сложно. Суда стоят, не могут войти в порты, железнодорожный транспорт буксует из-за санитарных ограничений.

В период любых кризисов – экономических, военных, санитарных – в первую очередь всегда растут в цене продукты питания. А сейчас мы еще находимся внутри этой турбулентности. Поэтому дальнейшая ситуация с ценами во многом будет зависеть от маршрута ковида. Если все пойдет благоприятно, я не думаю, что продовольственная инфляция перейдет в галоп, по итогам года она составит 6,5–7%.

Конечно, будут отдельные продукты, по которым рост составит 20–30%: гречка, молоко, мясо – что-то обязательно выстрелит и пойдет значительно выше общего уровня.

Олег Шеин, депутат Государственной думы, вице-президент Конфедерации труда России:

Фото: Global Look Press

– У нас есть естественные и противоестественные монополии – это базовая причина инфляции. В основе роста любых цен лежит удорожание топлива, энергоносителей, перевозок – то есть там, где государство могло бы более жестко регулировать, но есть интересы крупных компаний, поэтому госрегулирования там мы практически не видим.

У нас очень слабое антимонопольное законодательство, в отличие от американского и европейского. Антимонопольный комитет включается только в ситуации, когда одна компания занимает 60% и более рынка. Но у нас 2–3 компании делят рынок, и формально они уже уходят от антимонопольного преследования.

    Рост цен на яйца и курицу в России: экономист объяснил причины происходящего

2. Удастся ли остановить ценовое ралли?

Георгий Остапкович:

– Говорят, что помогла бы отмена контр-санкций. Но это политический вопрос. Конечно, если бы сейчас прилетела дешевая продукция со всего мирового рынка, у нас цены снизились бы. Но пока ситуация с санкциями такая, как есть, тут вряд ли что изменится. По многим позициям мы стали самостоятельны, но далеко не во всем: по молоку, говядине мы зависим от других стран. Хотя свою продовольственную безопасность мы, конечно, можем обеспечить.

У нас, к сожалению, основные производители – агрохолдинги, монополисты, и им идет основная помощь государства. А малые формы – крестьянские, фермерские хозяйства – сокращаются. Эту пирамиду надо перевернуть – тогда появится конкуренция, которая сбила бы цены. Убрать административные барьеры, создать возможности для входа в бизнес – и люди сами ликвидируют все ценовые перекосы.

Заморозка цен, к которой в последнее время стало прибегать правительство, – нерыночная мера. Ее можно принять временно, на 1–4 месяца, а дольше – нет. Если начнем регулировать всё подряд, это уже будет вредно.

Олег Шеин:

– При дальнейшем росте цен мы увидим обеднение людей, которые вынуждены покупать продукты питания по более высоким ценам. Они все равно будут покупать еду, но уже худшего качества, ориентируясь на более низкие цены. Здоровье населения при более слабом питании лучше не будет. Люди станут экономить на культуре, на отдыхе. На еде-то экономить не смогут – многие и так тратят на нее 40% и более от своих доходов.

Введение продуктовых карточек, которое обсуждают, но не вводят, было бы разумной мерой. У нас карточки воспринимаются негативно из-за памяти о талонах на товары во времена продуктового дефицита в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века, когда были пустые полки, купить ничего было нельзя, населению выдавались талоны на крупы, водку, спички, мыло, макароны. Продуктовые карточки – это совершенно другое. Но инициативы по их введению у нас старается блокировать Минфин – видимо, из экономии.

Global Look Press

3. Приведет ли рост цен к протестам?

Георгий Остапкович:

– У нас население потеряло почти 2 триллиона рублей выпадающих доходов по сравнению с 2019 годом – конечно, это существенный минус.

Рост цен на продукты больше всего бьет по низкодоходному населению, у которого траты на еду составляют существенную часть семейного бюджета. Этому и надо уделить основное внимание. Продовольственные карточки есть во многих развитых странах, США с середины прошлого века выдают карточки, в Европе выдают. Тем более что по ним можно приобретать только отечественные товары – это поддержка своих производителей. Еще мера, которая могла бы помочь – снять подоходный налог с тех, кто получает ниже медианной (средней) зарплаты, которая у нас в стране составляет 34 тысячи рублей.

В России ниже черты бедности живут 20 миллионов человек, из них 5 миллионов – это дети. Вот кому нужно помогать.

При этом, считаю, протесты из-за роста цен вряд ли возможны. У нас подушевой ВВП составляет примерно 11 тысяч долларов на человека, а протесты начинаются в странах, где на человека приходится 6–7 тысяч долларов.

Олег Шеин:

– Не думаю, что нас ждут бунты рассерженных покупателей. У нас все-таки нет галопирующего роста цен, какой был, например, в 1992 году. Конечно, инфляция негативно влияет на социальное восприятие, но ни разу еще за все три десятилетия она не была предметом массовых выступлений.

Рыночная экономика государством не регулируется. Но в прошлом году государство продемонстрировало готовность вводить предельные параметры по ценам на отдельные товары (сахар и подсолнечное масло), и это частично сняло напряженность.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №09-2021 под заголовком «Возможны ли в России колбасные бунты?».

Теги:
#Тарифы и цены

Источник: sobesednik.ru

Бизнес журнал
Добавить комментарий