21.10.2020

Налоговый ремень — inethelp.ru

2020-й — год звучных налоговых инициатив. Правила стали изменяться с начала пандемии, и процесс длится до сего времени. Сначала были анонсированы пользующиеся популярностью меры — понижение страховых отчислений для малых и средних компаний с 30 до 15%, также существенное ослабление перегрузки на IT-компании. Потом настал черед негативных для бизнеса конфигураций: повысили ставки на добычу нефти, металлов, сырья для удобрений. Отрицательный и положительный эффекты для бюджета, по оценке Минфина, были примерно равны, другими словами казна не выиграла и не проиграла от масштабного налогового маневра.

Тем не наименее резонанс у непопулярных мер был выше, чем у либеральных. К управлению страны и в правительство с просьбой не допустить роста ставок обращались Русский альянс промышленников и бизнесменов и отраслевые ассоциации — «Российская сталь» и Русская ассоциация производителей удобрений. Предприниматели настаивали, что нарушается стабильность налоговых критерий, возникает отрицательное воздействие на вкладывательную активность и так дальше.

Невзирая на то что аргументация бизнеса в целом ясна, восполнить понижение доходов бюджета было нужно. Иной вопросец, были ли у правительства кандидатуры увеличению налогов и чем они лучше.

В истинное время уже проводится политика наращивания госдолга. По подготовительным оценкам Минфина, его размер по итогам 2020-го составит около 20 трлн рублей либо 19% ВВП. При всем этом на стратегической сессии Столичного денежного форума министр денег Антон Силуанов отмечал, что обязательства Рф по итогам 2021 года приблизятся к отметке 20% ВВП. Но предстоящее его наращивание, по его воззрению, нецелесообразно, так как это негативно скажется на эффективности экономики. До этого всего, за счет лишнего перераспределения средств от личного сектора в бюджет. По данным аналитического исследования АКРА, размер рынка госдолга имеет свои ограничения, так как рыночной емкости внутренних инвесторов быть может недостаточно для выполнения амбициозной программки заимствований.

Наиболее того, в текущих критериях выпуск облигаций не подступает на роль источника средств для каждогоднего финансирования одних и тех же расходов казны.

2-ой вариант — это внедрение ФНБ. Против этого метода действуют приблизительно те же аргументы: фонд заполняется за счет конъюнктурных нефтегазовых доходов, его источники неизменны.

3-ий инструмент финансирования снизившихся доходов — приватизация. Разгосударствление бизнеса — дело в главном не плохое, но тоже имеет свои пределы как по стоимостным значениям, так и по временным.

Более применимой кандидатурой могло стать системное сокращение роли страны в экономике, практически, через секвестр расходов бюджета. Отдельные растраты вправду можно исключить, но всеобъятного эффекта можно было бы достигнуть лишь за счет стратегически важного их понижения.

Но нужно осознавать, что 2020-й — это к тому же год шоков, когда роль страны в экономике, и не только лишь русской, безизбежно повысилась. Наиблежайшая перспектива представляется не наилучшим моментом для преднамеренного системного сокращения его значения. Навряд ли это может быть ранее, чем произойдет уход от антикризисных мер.

Таковым образом, увеличение налогов как доп источник средств для финансирования муниципальных внебюджетных фондов осталось де-факто единственным легкодоступным вариантом для страны.

Маневр вышел достаточно равновесным. На данный момент тяжело сказать, был ли весь комплекс налоговых мер верно обмысленной стратегией либо власти адаптировали условия под ситуацию, но определенная логика у избранного подхода выслеживается. Итак, почему сборы повысили конкретно таковым образом?

Начнем с налога на вывод прибыли за предел. За крайние годы Наша родина решала меры по деофшоризации экономики, интенсивно участвовала в реализации плана ОЭСР и «Большенный двадцатки» по борьбе с размыванием налоговой базы и выводом прибыли за предел (BEPS Action Plan). Эти меры в целом соответствовали тому, что предпринималось иными странами. Но таковой турбулентный период, как 2020 год, отдал возможность создать конкретный поворот в борьбе с брутальным налоговым планированием, обосновывая это резко усилившейся необходимостью приостановить вывод средств за предел и экономией на налогах.

2-ой источник — НДФЛ на вложения. В части налогообложения процентных доходов людей по вкладам и долговым ценным бумагам нужно отметить, что это издавна назревшее решение, о котором не один раз гласили в научном обществе. Существовавшая ранее в Налоговом кодексе льгота носила регрессивный нрав, другими словами приносила больше налоговой выгоды безбедным гражданам.

3-ий — НДПИ. Что касается обложения природных ресурсов, то увеличение эффективности налоговых скидок при добыче нефти методом отмены ряда преференций основным образом соединено с тем, что за крайние 10 лет со стороны страны наблюдалась тенденция роста общего размера льготируемой добычи и расширения списка послаблений, что, в свою очередь, не привело к важному росту добычи либо инвестиций. Льготы практически содействовали только повышению рентабельности бизнеса.

В связи с сиим сокращение налоговых расходов бюджета представляется полностью справедливым. Нужно отметить, что при всем этом вводится новейший метод льготирования: компании сумеют получить скидку по налогам по ряду месторождений, но только под обязательства инвестировать. Судя по всему, таковой подход ориентирован на избежание ситуаций, когда преференция не ведет к росту добычи и вложений.

Увеличение ставок на добычу отдельных жестких нужных ископаемых обосновано тем, что перегрузка в виде уровня распределяемой в пользу бюджета ренты по сиим ресурсам была ниже подобных уровней в остальных странах либо по сопоставлению с другими видами сырья в Рф. По данным Минфина Рф, толика изымаемой природной ренты в цены жестких нужных ископаемых в РФ составляла 0,6%, что меньше, чем в таковых странах, как Казахстан (5,7%), Китай (4%), США (2,5%) и др.

Непременно, рост налоговой перегрузки в кризисный период нежелателен для хоть какой отрасли. Но выбирая, какие конкретно сборы повысить и каким образом, правительство пользовалось уже существовавшим в системе потенциалом для получения нужных доходов.

Создатель — управляющий направления «Налоговая политика» Центра стратегических разработок

Позиция редакции может не совпадать с воззрением создателя

Источник: iz.ru