Тюрьма «Черный дельфин»: условия содержания и осужденные — inethelp.ru

Давно уже прошли времена, когда провинившихся аристократов отправляли в далекие снежные края, — изменился государственный строй, как и отношение к преступлениям. Так что среди мест заключения не осталось таких, вокруг которых сохранился бы романтический флер непокорности и свободомыслия. Зато среди тюрем местных оказалось предостаточно тех, за кем закрепилась слава самых страшных в России. Поговорим о том, где находится печально известная колония «Черный дельфин», в которой отбывают срок приговоренные пожизненно, об истории этого места и о том, в каких условиях содержатся заключенные.

История «Черного дельфина»

Исправительная колония № 6, своим неофициальным названием обязанная скульптуре черного дельфина, украшающей расположенный на территории учреждения фонтан, отсчет собственной истории ведет еще с эпохи Екатерины Великой. Беспокойное время, отмеченное восстанием бунтовщиков под предводительством донского казака Емельяна Пугачева, потребовало к 1773-1775 году создать острог, куда возможно было отправить пойманных разбойников после подавления смуты.

Ради исключения проблем с транспортировкой преступников для организации каторги была избрана территория, в те тревожные годы и ставшая очагом Пугачевского восстания. Ныне она относится к Оренбургской области. Тюрьму, которую через сотни лет назовут одной из самых страшных в России, организовали в крепости Илецкая Защита. Здесь арестанты обречены были трудиться на рудниках, добывая кайлом соль, пока смерть не прерывала их земной путь. Позднее на месте превращенного в острог для бутовщиков укрепления возник город Соль-Илецк, где и находится теперь исправительное учреждение «Черный дельфин».

Символ тюрьмы «Черный дельфин» создал заключенный Владимир Криштопа / historytime.ru

За время существования тюрьма, расположенная в Илецкой Защите, неоднократно преобразовывалась. Так, в конце XIX века острог переделали в арестантское отделение, рассчитанное на 400 человек. Заключенные больше не трудились в соляных рудниках, а изготавливали обувь и одежду, выжигали алебастр для штукатурки, а с приходом тепла работали на подсобном хозяйстве. Хотя в тот период в заведении приговоренных к заключению содержали раздельно, распределяя по исповедуемой религии и сословиям, наказания для всех предусматривались в одинаковой мере строгие — розгами секли равно как крестьян, так и бывших помещиков.

С 1905 по 1917 год, вплоть до революции, Илецкое арестантское отделение работало в качестве пересыльной тюрьмы. После чего на его месте организовали концлагерь для дезертиров, белогвардейцев и им сочувствующих, просуществовавший в таком виде до начала ВОВ. Затем учреждение было передано под юрисдикцию 2-го управления НКВД и преобразовано в изолятор для содержания находящихся под следствием.

В 50-х тюрьму передали в ведомство Министерства внутренних дел, а в 1965 году, после очередного преобразования, она стала местом заключения для преступников, больных открытой формой туберкулеза. В качестве туберкулезной тюрьмы-изолятора колония и работала в последующие 3,5 десятилетия.

ИК № 6

Современный статус колонии особого режима, предназначенной для содержания заключенных, приговоренных к длительным срокам отбывания наказания, включая пожизненные, учреждение получило только в 2000 году — после основательного ремонта и оснащения новейшими средствами слежения. Также укрепили и периметр, добавив блок-посты. Отдельное внимание уделили безопасности тюремного персонала, установив дополнительные решетки на входе в камеры.

По расписанию

Согласно новым требованиям, в исправительном учреждении действует строгая изоляция заключенных, не допускающая взаимных контактов, кроме случаев, предусмотренных распорядком. Осужденные содержатся в отдельных камерах по 2–4 человека. Причем сокамерники подбираются руководством тюрьмы, исходя из рекомендации психолога, что позволяет минимизировать вероятность возникновения конфликтных ситуаций. Тех преступников, чей психологический профиль не допускает совместного проживания, размещают в отдельных «апартаментах».

Камера в «Черном дельфине» / Блог Андрея Бабушкина

Также обязательное требование к содержанию осужденных в «Черном дельфине» — это непрерывное видеонаблюдение, позволяющее вовремя отслеживать возможные нарушения установленного распорядка или факты взаимной агрессии со стороны заключенных. Предусмотрены и другие методы контроля за преступниками, а также меры ограничения свободы передвижения.

Так, свет в камерах, площадь которых не превышает 5 кв. м, горит постоянно — даже в ночное время, а при выходе отбывающих наказание на прогулку в составе конвойной группы неизменно присутствует кинолог со служебной собакой. После подъема в 6:00 на заправленные кровати запрещено ложиться или присаживаться до отбоя. Благодаря установленным решеткам даже в окна практически не видно неба — только узкая полоска. Да и прогулки, на которые ежедневно выводят заключенных, проходят в специальном помещении, а вовсе не на улице.

Камера в тюрьме «Черный дельфин» / РГ, Юрий Снегирев

Разумеется, в камерах нет никаких телевизоров. Исключение делается для проведших в колонии больше 10 лет, если только родственники согласятся приобрести технику. Карты, шахматы и средства связи наподобие мобильных телефонов находятся под строгим запретом — в одной из самых страшных в России тюрем даже электричество в розетки, чтобы заключенные смогли при потребности воспользоваться электробритвами или вскипятить воду, дают лишь на пару часов в сутки. Да еще утром, днем и вечером включают радио.

Жизнь на территории колонии подчинена жесткому расписанию, повторяющемуся изо дня в день. Только заболевших вместо прогулки отводят в санчасть — небольшое разнообразие в непрекращающейся монотонной рутине отбывающих наказание.

Путь в мешке

Другой отличительной чертой колонии стали черные мешки, которые надевают на головы заключенным, когда переводят из одного корпуса в другой. Это делают для затруднения осужденным ориентации на территории комплекса. Даже знаменитая скульптура черного дельфина, давшая имя исправительному учреждению и созданная приговоренным к пожизненному заключению Владимиром Криштопой, никогда не попадается на глаза арестантам, хотя путь от ворот к тюремным корпусам лежит мимо нее. Черные мешки на головах и скованные за спиной наручниками руки остаются неизменными атрибутами для осужденных при любых перемещениях вне камер и прогулочных боксов.

Осужденный колонии «Черный дельфин» / РГ, Юрий Снегирев

Однако стоит отметить, что мешки — это также и мера, предназначенная обезопасить находящихся в заключении от возможной мести со стороны родственников жертв или пули нанятого киллера, отправленного подельниками осужденного, который «слишком много знает». Вокруг колонии расположено довольно много высоток, подходящих для организации огневой точки снайпера.

Без изысков

Предлагаемая арестантам в «Черном дельфине» кухня изысков, как и местный досуг, не предусматривает. Жидкая похлебка и хлеб доставляются прямо в камеры. Здесь заключенных на обед в столовую не водят, чтобы избежать возникновения беспорядков. Причем сотрудники кухни передают очередную пайку прямо через специальный проем в двери камеры с помощью лопаты с длинным черенком — приближаться при открытом раздаточном окне строго запрещено.

Осужденные «Черного дельфина»

Все перечисленные особенности содержания и меры предосторожности трудно назвать напрасными, учитывая контингент, заключенный в «Черном дельфине». В Соль-Илецкую тюрьму, о которой снято несколько документальных фильмов, попадают люди, совершившие жуткие преступления. На 900 «постояльцев» колонии в среднем приходится порядка 3000 жертв — здесь сидят маньяки, террористы, убийцы и разбойники, большинство деяний которых способны удивить бесчеловечной жестокостью.

Убийца и каннибал Владимир Николаев / кадр National Geographic Channel

Так, среди арестантов исправительной колонии № 6 — убийца и каннибал Владимир Николаев, лишивший жизни двоих человек и приговоренный к смертной казни, позднее замененной пожизненным заключением. Другой людоед, отбывающий срок в тюрьме «Черный дельфин», Александр Маслич, расправился с четырьмя жертвами, среди которых — бывший сокамерник преступника по Рубцовской колонии, где осужденный обитал прежде.

Алисултан Салихов и Иса Зайнутдинов — двое террористов, находящихся в заключении за организацию теракта в Буйнакске, в результате которого погибли больше 60 человек.

Вадим Ершов — насильник и серийный убийца, нападавший на женщин в Красноярском крае и убивший 19 человек. Только случай помог провести его задержание: выбежавшая на крики девушки, подвергшейся нападению в подъезде, жительница дома оглушила маньяка подвернувшимся под руку огнетушителем.

Сергей Виноградов — служивший некогда следователем в Екатеринбурге мужчина, отбывающий срок за убийство матери с дочкой и еще одной 9-летней девочки.

Маньяк Владимир Муханкин считал своим кумиром Чикатило / кадр из YouTube

Это далеко не полный список имен — за каждой из дверей в колонии «Черный дельфин» содержатся люди, чьи преступления способны заставить самого стойкого человека побледнеть. И у каждой камеры висит табличка, напоминающая персоналу исправительного учреждения о том, кто за какие деяния здесь сидит, не позволяя расслабляться ни на мгновение.

Хотя законодательство допускает подачу заключенными, приговоренными отбывать наказание пожизненно, прошения об условно-досрочном освобождении после 25 лет нахождения в колонии, по факту этим преступникам выбраться на волю возможно только одним способом — после смерти. Судьи, как правило, отказывают осужденным из таких мест лишения свободы, как тюрьма «Черный дельфин», в помиловании.

Источник: 24smi.org

Бизнес журнал
Добавить комментарий